ОТВЕРЖЕННЫЕ-2

14.07.2021 18:07
Однажды, на остановке, мне довелось увидеть жуткую картину. Элегантно одетый мужчина грубо оттолкнул небрежно одетую женщину. Грязные лохмотья служили ей верхней одеждой, обувь на ногах отсутствовала, вместо тела – кость да кожа. В результате бедняжка упала и затряслась в судорогах. Наверняка случился приступ эпилепсии.

К ней никто не подошел, все молча, брезгливо смотрели на эту картину. Кто-о с жалостью, иные – с укором. Потом женщина перестала трястись, встала и пошла восвояси. Я к ней подбежала и спросила, чем ей помочь. Но моя попытка помочь не увенчалась успехом – тут же из ее уст посыпалась матерная ругань. В ее стеклянных глазах, я не увидела жизни, сплошная пустота и мрак, окутанный алкоголем. Выпустив на меня свой пар и оправившись от злости, она вдруг резко переменилась попросила денег на еду. Затем вскользь сказала, что она из Мархи, что есть у нее и дом, и родители, и поспешно ретировалась.

Бомжи о себе рассказывать не любят. Но нам все-таки повезло. Из 15 человек, встретившихся в разных местах Якутска, на откровение пошли лишь трое.

 

ДЯДЯ ПАША ЖДЕТ СВОЕГО СЫНА

 

68-летний дядя Паша постоянно роется в помойных тарах. В этом заключается теперь вся его жизнь. А как же иначе? Средств на пропитание нет, но есть надежда – на чужие отходы. Безногий инвалид в разговоре немногословен и фотографироваться отказался наотрез. В синих глазах – печаль по чему-то утраченному. Бритва давно не касалась заросшей щетины, одежда до того обносилась, что вещи на нем стоят коробом. Мужчина говорит, что когда шарится в кем-то выброшенных пакетах, всегда вспоминает, что когда-то сам выносил мусор, откладывал в сумки и клал возле баков ветхое тряпье, для бомжей. Авось кому-нибудь сгодится! Разве мог он тогда подумать, что потом будет сам искать хлам и кем-то выброшенную еду. Прежнее благополучие, когда было все – и семья, и работа, и квартира – и его нынешнее голодное существование напоминают дяде Паше сон, от которого он никак н может проснуться.

В одну черную полосу для него слились развод, уход из семьи, позже - смерть жены, старшего сына, родителей. Выход дядя Паша нашел в одном – алкоголе. Пустился во все тяжкие, да так запил так, что забывал про все и вся. После семейного горя Павел унаследовал жилье, да и работу бы долго искать не пришлось – высококвалифицированные сварщики на дороге не валяются. Но мужчина выбрал другой путь – более мягкий и веселый – пил коньяк, который через пару лет сменила водка, а затем и вовсе «Боярышник». Он спешно разменял квартиру, одну – для младшего сына, вторую – деревяшку – для себя. Но хозяином он там так и не стал – очень скоро продал квартиру и оказался на улице. Когда очнулся от алкогольного ада, было уже поздно – сын не пустил его даже на порог и жестоко прогнал отца.

Поначалу жил у друзей, да кто долго будет держать пьющего, безработного жильца? Время другое пришло, когда нужна отдача. Таким образом дядя Паша постепенно превратился в бомжа, без жилья, денег и  работы – никому не нужного. Пришлось изучать законы, по которым живут такие же бесприютные люди. Каждый проходит, как день сурка. Собирает хлам, отстаивает своем место «под солнцем» у помоечных конкурентов, радуется пакетам с остатками еды у помойных тар. Пережить зиму удается не всем бомжам, но дядя Паша пока жив, хотя иногда приходится спать и под дождем, и под снегом.

В одной из уличных разборок между бомжами, ему сильно разбили голову. Добрые люди вызвали неотложку, его сразу увезли в больницу. Наложили швы, накормили. После этого он вновь вернулся на улицу. Бродяжничает наш герой же пять лет. Живет на то, что пошлет Бог, роется в помойных тарах и просит милостыню. С его слов – подают. На вопрос, хочет ли он вернуть прежнюю жизнь, отвечает коротко и ясно:

- Хочу! Но нем могу – в его синих глазах застывают слезы.  Сын мой отказался от меня и знать не желает. У него семья, дети, работа. Раньше я к нему захаживал, но он никогда мня не пускал. А сейчас он переехал, куда – не знаю.

Недавно дядя Паша купил в магазине пельмени, где прочитал на упаковке, что изготовлены они одним ИП. Там был напечатан адрес изготовителя и ФИО, которые совпадают с инициалами его сына.

- Это он, чувствую, что он. Ты найди его, дочка, найди…- проглатывая слова шепчет растерянный старик. - Скажи, что отец …ждет его…Ведь я дал ему жизнь. И хочу попросить у него прощения…За все!

 

МИХАИЛ ХОЧЕТ НА РОДИНУ

 

У нас есть еще один герой. Жители 17-го квартала наверняка встречали его возле филиала магазина «Айгуль». Однако рассказать нам о своей судьбе он не смог. И не потому что не захотел. Слезы, буквально, душили его на каждом слове. Он смог только пролепетать, что зовут его Михаил, 62 года, родом из Вилюйска, живет на улице. Бедняжка все время плакал и плакал, держа в руке несчастную пачку лапши «Доширак». При этом он успел выдавить еще одну фразу: «Я скоро умру   Хочу домой, в Вилюйск». Мы не стали мучить человека. Бог ему судья. Но больно смотреть, как каждый день он, с подбитым и уже загнившим глазом, волочит свою хромую ногу и просит у людей милостыню.

 

ИНВАЛИД ТИМА: «НЕ ЖИВУ, А СУЩЕСТВУЮ»

 

Этому инвалиду на вид лет 55. С его слов, ест он только один раз в день, говорит, что ему хватает. С детства Тима страдает ДЦП, очень сильно хромает. О своей прошлой жизни он умалчивает. Коротко пояснил, что родом из Нюрбинского наслега. Часто его можно увидеть возле магазинов, расположенных на 17 квартале. Сейчас он не бомж. Со слов жителей, его можно видеть в разных образах. Иногда грязный, небритый, а порой встречают чистенького, опрятного, с авоськой в руке. Пьяного его никогда не видели.

Раньше наш герой бомжевал. Почти 15 лет назад мужчина обрел новый «дом» на улице, под кустом. Зимой ютился в подъездах. Подолгу в одном и том же подъезде не жил – выгоняют. Несколько старых друзей иногда помогают старому другу деньгами и продуктами. Так он ходил и попрошайничал, пока его не подобрал один сердобольный мужчина Гена. Привел к себе, отмыл, накормил и по доброте своей оставил у себя жить. На тот момент Гена работал и снимал жилье в центре, сейчас попал под сокращение и арендует двухэтажку на квартале. Вместе живут три года, и стали почти родными людьми. Геннадий помог ему восстановить документы, паспорт. Пенсия небольшая, едва хватает на еду и одежду. Сам добрый человек  на вид приличный, на алкоголика не походит.

- Когда мы с ним познакомились, то это был по виду очень опустившийся человек, - рассказывает Геннадий. - Тимофей был избитый, жалкий, на одежде и лице старая запекшаяся кровь, весь в гематомах. Он сам понимал, что это уже крайняя точка, и я пожалел его. Познакомились, он рассказал мне кратко о себе, я и его приютил. Я сам верующий, стараюсь помогать таким людям. Это мой не первый подопечный. До него другие были, сейчас все ни устроены.  На сегодняшний день, самое главное, он нуждается в профилактическом лечении, деньгах, одежде, и жилье. Иногда бывает, что нам кушать нечего, мои средства все уходят на оплату аренды. Тогда голодаем, и он идет просить деньги на улице. Сколько раз я его ругал, но меня не слушает, уходит тайно.  

- Я согласен на любое жилье, даже на частный дом, - впервые за все время диалога говорит немногословный Тимофей. – Мне по закону положено, я недееспособный, инвалид с детства.

Напоследок Тимофей говорит мне: «Я не живу, а существую, помогите мне! В интернат или социальный дом не хочу! Я хочу кушать…».

От таких пронзительных слов инвалида, у которого нет никого из близких и родных, теперь сдержаться от слез не могу я. И бренно, утирая предательские слезинки, медленно иду в редакцию, невзирая на удивленные взгляды прохожих…

 

ВМЕСТО РЕЗЮМЕ. ПОМОГИТЕ ЭТИМ ЛЮДЯМ!

 

Редакция обращается ко всем неравнодушным людям, сообществам, юристам, работодателям, частным врачам-наркологам, любым медикам, кандидатам в депутаты, социальным органам, предпринимателям и просто добрым людям, помочь оступившемся людям встать на ноги и вернуться к нормальной жизни! Их еще не поздно спасти от ударов судьбы! Все они нуждаются в заботе, им нужно пройти курс реабилитации, найти жилье.

Мы проверили информацию дяди Паше о сыне. Предположение оказались случайным совпадением, у предпринимателя с таким именем и фамилией нет отца Павла.

Что касается Тимофея, то он очень нуждается в добром, человеческом отношении, в деньгах, в продуктах, одежде. При этом он не раз отмечает, что в нюрбинском улусе у него есть родственники.

Скоро наступят холода, наверняка, у тих несчастных нет теплой одежды. Отчет о потраченной финансовой помощи будет дополнительно предоставлен. Продукты можно приносить, связавшись с редакцией

Мы верим: мир не без добрых людей! Они тоже верят! И обязательно найдется тот, кто захочет протянуть им руку помощи.

Редакция надеется на помощь депутатов, общественных приемных и политических партий, просто добрых людей и бескорыстных предпринимателей! Это будет большим плюсом для всех, к предстоящим выборам!

Реквизиты для сбора денежных средств в редакции.

 

Наталья ХВОСТ

 

На фото: Тимофей в одном из социальных домов

Количество показов: 106
КОММЕНТАРИИ


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Мини-опрос
  1. Считаете ли "шамана" Александра Габышева вменяемым?
    1. Это психически нездоровый человек! - 14 (48.28%)
       
    2. Он нормальный! - 9 (31.03%)
       
    3. Он - жертва политических интриг! - 3 (10.34%)
       
    4. Мне все равно на него! - 2 (6.90%)
       
    5. Он - шут! - 1 (3.45%)
       
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"