Ильковский подставил своих? Правосудие и (или) справедливость

16.10.2018 00:02
Когда целая команда якутских менеджеров поспешила за Константином Ильковского в Читу, надеясь на хорошие должности, она их получила. Только вот чем обернется это для некоторых, предположить они не могли.

8 октября в Центральном районном суде г.Чита закончилось рассмотрение уголовного дела по обвинению в совершении ряда особо тяжких коррупционных преступлений руководителей ГКУ «Службы единого заказчика» Геннадия Литвинцева, Константина Выжлова и Максима Майорова. Еще в декабре 2016 года они были задержаны и помещены под стражу. 02 ноября 2018 г. суд планирует вынести приговор по обвинению, которое при детальном рассмотрении уже не кажется столь очевидным. О том, что лежит в основе доводов обвинения и защиты разбирались наши журналисты.

- Ваша Честь! Мне предъявлено обвинение в нескольких особо тяжких преступлениях. В течение полутора лет длилось следствие. Вот уже несколько месяцев идут судебные заседания. Все это время я настаивал на своей невиновности, я говорил о мотивах оговора. Вместе с тем оперативные сотрудники и следователи вели себя чрезвычайно вызывающе, демонстрировали свои неограниченные возможности по нарушению моих прав и прав моих близких, - начал свое выступление на прениях сторон Константин Выжлов. – На судебных заседаниях по продлению меры пресечения и в СМИ пытались сформировать негативное мнение обо мне и моем старшем товарище Литвинциве, как об отъявленных негодяях, которые при удобном случае сбегут и расправятся со свидетелями. Я убежден, что справедливое решение мне и Литвинцеву нужно как никому в этом деле. На карту поставлена наша честь и свобода! Я не хочу, чтобы уголовное дело стало примером для клеветников и мошенников в том, как можно легко уйти от ответственности, вступив в сговор со следствием, расплатившись за собственную «шкуру» свободой своих сослуживцев, судьбами их матерей, жен, детей.

Выжлов после вступительной речи стал оперировать конкретными доводами в свою защиту, которые выглядели весьма убедительно. В качестве аргументов он использовал материалы представленные самим же следствием, а именно документами полученными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятии. Проанализировав в суде в хронологическом порядке видео- и аудиозаписи, сведения о местонахождении контролируемого объекта, Выжлов представил суду совершенно иную версию исследуемых событий. Вполне аргументированно Выжлов доказал, что в показаниях «признавшего» свою вину Майорова и «раскаявшегося» взяткодателя Колмакова огромное количество нестыковок и противоречий. Как выяснилось, в уголовном деле имелись материалы, которые однозначно указывают на невозможность совершения противозаконных действий Выжловым и Литвинцевым.

Как получилось, что после полутора лет следствия забайкальские пинкертоны не обнаружили столь серьезных пробелов в уголовном деле?

Почему после аргументов стороны защиты Выжлова и Литвинцева государственный обвинитель ни сколько не изменил своей позиции и запросил по 14 и 16 лет строго режима для «несговорчивых» подсудимых.

Почему полностью признавший свою вину Майоров категорически возражал против приобщения к материалам уголовного дела доказательств своей невиновности?

Согласно заключению прокурора следует, что Литвинцев и Выжлов объединились в устойчивую сплоченную организованную преступную группу (ОПГ). Для координации преступных действий, обмена информацией и поддержания устойчивости и сплоченности друг с другом, участники ОПГ приискали и активно использовали технические средства связи – мобильные телефоны.»

По версии обвинения «участники ОПГ» требовали от 5 до 10 % от стоимости контракта за заключение самого контракта. Сразу оговоримся, что следствием опрошены представители более 100 компаний, работающих с ГКУ «СЕЗ», но информацию о незаконных действиях со стороны участников ОПГ дал только представитель ООО «ДСК Забайкальская» Роман Колмаков. Представители же еще двух компаний ООО «Бизнес Индустрия» и ООО «СтройПрестиж» заявили о вымогательстве взяток, но только со стороны Майорова. – «переговоры вели только с Майоровым, деньги передавали только Майорову. Если бы знали, что в этом замешан Литвинцев, то мы сами у него и спросили. Он (Литвинцев) неоднократно нам говорил, что вы меня не купите.»

В материалах уголовного дела расследуются несколько эпизодов, в том числе строительство жилья для «погорельцев» в 2015 г. Примечательно, что за качество, сроки и эффективность проведенных работ в условиях ЧС многие участники ликвидации последствий стихии были отмечены государственными наградами. Как получилось, что за одни и теже действия – «добросовестный труд, большой личный вклад в ликвидацию последствий ЧС и оказание помощи гражданам» - подсудимые отмечены высшими должностными лицами государства и края, и одновременно помещены на скамью подсудимых?

Отстаивая свою позицию Константин Выжлов объяснил мотивы оговора Колмаковым. Это произошло, когда правоохранители заподозрили директора ООО «ДСК Забайкальская» в мошеннических  действиях и растрате бюджетных средств при исполнении контракта по переселению из ветхого и аварийного жилья в 2016 г. Факт нанесенного государству ущерба компанией Колмакова подтверждается решением арбитражного суда о взыскании 100 млн.руб. Колмаков, пытаясь переложить ответственность на других, после нескольких дней проведенных в тюрьме, выдал очень «удобную» версию об уплате взяток. В течение двух месяцев данная версия «подгонялась» под реальные события, контракты, перечисления и только после этого, нарушив все мыслимые сроки о проведении до следственной проверки, было принято решение о задержании Литвинцева, Выжлова и Майорова.

По словам Выжлова, под давлением следствия Колмаков сообщил, что «боится физической расправы от указанных лиц», а больше всего он боится Выжлова, т.к. тот «угрожал ему чеченцами»!

Почему Выжлов не исполнил свои угрозы и почему именно чеченцы, а не якуты или буряты следствие ответа не дает. Версия о вымогательстве и угрозах даже не доживает до суда и остается на стадии продления содержания под стражей на период следствия.

 

За что же платили взятки?

 

По мнению государственного обвинителя «откаты» платились за заключение контрактов. Выжлов в своем выступлении отмечает, что данный вопрос очень подробно был исследован в процессе следствия. В материалах уголовного дела даже имеется ряд заключений, в том числе от руководителя следственной группы Крайнова. В его постановлении «черным по белому» указано, что «заключение контракта не является личной инициативой директора ГКУ «СЕЗ», это не его самостоятельное решение – это его обязанность! Это постановление согласовал его непосредственный руководитель!

 

Так были ли взятки?

 

К сожалению, информация о датах, размере и местах передачи «откатов» сообщает только Колмаков. Иные лица говорят только о том, что слышали от Колмакова, что он якобы платит кому-то взятки. Ни один свидетель не называет ни фамилий, ни сумм, ни условий передачи «откатов». Эти немногие свидетели входили в число окружения Колмакова, они вполне допускают, что Колмаков мог тратить эти деньги на свои личные цели.

Получается, что основные обстоятельства преступлений известны только Колмакову и подтверждаются только фактом перечисления денег на фирмы-однодневки в г.Иркутске. По версии обвинения он самостоятельно ездил в Иркутск, забирал наличку и отвозил в Читу. В своих показаниях Колмаков называет конкретные даты, суммы до копеек, но к сожалению все его показания рассыпаются при анализе его фактического перемещения из Читы в Иркутск. Объективные данные контроля подтверждают, что он фактически находился в других города (!) в периоды получения и передачи денег. Накладки фиксируются не в день-два, а в несколько дней, а порой и недель! А ведь Колмаков в зале суда под присягой говорил, что может ошибиться в «день-два».

Аналогичная ситуация с показаниями Майорова. У него в течение следствия показания менялись (подгонялись) несколько раз. По словам Выжлова сначала речь шла о периоде «июнь-начало осени 2015 г.», потом «все передачи были в 2015г.», в конечном варианте «июнь 2015 – февраль 2016». Он утверждал, что «откаты» носил Литвинцеву в кабинет, а в процессе следствия в суде выяснилось, что в указанные дни Литвинцев был либо в отпуске, либо в командировках. Один раз вообще выяснилось, что в момент передачи взятки Литвинцев вообще в России отсутствовал!

Очень странно, что такие существенные нестыковки остались незамеченными и не были устранены до суда. Чего уж говорить, если как утверждает Выжлов, обвинение настаивает на передаче большинства взяток в личных автомобилях Выжлова. В обвинении указаны их модели, марки, государственные номера, а таких машин у Выжлова никогда в жизни не было!

Любой нормальный человек «с ума сойдет» от такого количества лжи. Видимо по-этому в медицинском документе, приобщенном к материалам уголовного дела имеется запись, что «Выжлов наблюдался у врача-психиатра с диагнозом психического расстройства на почве шизофрении». Как выяснилось это оказалось очередная «техническая ошибка».

Вот и получается, что фактически доказанными преступлениями оказались только эпизоды получения «откатов» Майоровым. А обвинение запросило ему в качестве наказания всего лишь штраф.

Неужели в 21 веке возможно повторение истории 80-летней давности?

Как можно допустить осуждение людей, имея в качестве аргументов только домыслы и предположения?

Имея целый ряд фактов, полученных с оборудоания фиксации и контроля, как можно их ставить под сомнение и не использовать в деле?

Почему во главу угла ставятся показания лица, непосредственно заинтересованного в даче именно таких показаний с целью избежания уголовной ответственности?

Наша редакция будет следить за развитием событий. 2 ноября в Центральном районном суде г.Чита будет оглашен приговор в отношении подсудимых Литвинцева, Выжлова и Майорова.

Президент РФ (цитата): «Пусть лучше преступник гуляет на свободе, чем невинный человек окажется в тюрьме».

  

Справка:

ГКУ «СЕЗ» является заказчиком строительства объектов промышленного и гражданского назначения, а так же транспортной инфраструктуры для Правительства Забайкальского края.

11.12.16 – возбуждено уголовное дело в отношении руководителей ГКУ «СЕЗ» по подозрению в получении взяток.

14.12.16 – задержаны и взяты под стражу Литвинцев, Выжлов и Майоров.

21.05.18 – закончено предварительное следствие.

25.05.18 – уголовное дело передано в Центральный районный суд.

02.11.18 – дата вынесения приговора.

 

На главном фото: Константин Ильковский – экс-губернатор Забайкальского края, экс-гендиректор «Якутскэнерго».

 

Справка:


Константин Выжлов, экс-главный инженер единой Службы заказчика Забайкальского края.


Все трое, проходящие по уголовному делу - из Якутска. Литвинцев ранее возглавлял структурное подразделение "Якутскэнерго" - "Теплоэнергосервис". Выжлов был главным инженером той же организации. Майоров руководил известной в Якутии производственной компанией.

 

 

Количество показов: 855
КОММЕНТАРИИ


0
Гость
Это месть читинского чиновничества. Об этом здесь: https://azarovskiy.livejournal.com/315258.html  
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Мини-опрос
  1. Кто виноват в ЧП с самолетом в аэропорту "Якутск"?
    1. Техслужбы аэропорта "Якутск" - 21 (45%)
       
    2. Руководство аэропорта "Якутск" - 14 (30%)
       
    3. Виноваты все: и авиакомпания, и аэропорт - 7 (15%)
       
    4. АК "Якутия" - 3 (6%)
       
    5. Это случайность - 2 (4%)
       
    6. Экс-директор АК "Якутия" Ольга Федорова - 0 (0%)
       
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"
Яндекс.Метрика Индекс цитирования