Нижний Бестях глазами участкового уполномоченного

16.11.2018 15:18
17 ноября одной из самых народных служб в системе органов внутренних дел Российской федерации – службе участковых уполномоченных полиции  —  исполняется 95 лет.

Одним из ярких представителей этой «земной» профессии является старший участковый уполномоченный полиции отдела МВД России по Мегино-Кангаласскому району майор полиции Ирма Никитична Дьяконова. «Никитична» — так зовут ее жители района. Не скрою, что интервью с ней пыталась получить еще в прошлом году в преддверии Дня сотрудников ОВД, но тогда получила от майора Дьяконовой категорический отказ: «Ничего интересного Вы от меня не услышите. Хобби у меня нет: не пою, не танцую, картины не вышиваю. Только работаю и времени на долгие разговоры по телефону у меня нет». Но мысль разговорить ее  меня все же не оставляла, так как наслышана была об ее профессиональных достижениях. И тут совершенно случайно узнаю, что Ирма Никитична приехала в командировку в Якутск. Ринулась я штурмом брать неприступного участкового мегинцев и это мне удалось.

— Ирма Никитична, Вы с 2006 года служите в отделе внутренних дел Мегино-Кангаласского района. Вас знает половина  жителей района, а другая половина если не знакома лично, то наслышана. Как Вы пришли к службе в ОВД родного района?

— На самом деле я не уроженка Мегино-Кангаласского района. Моя родина – это маленькое село Налимск в Среднеколымском районе, но не скрою, что Мегино-Кангаласский район стал для меня родным домом.

Если обо всем по порядку, то в далеком 1998 году я уехала из своего родного Налимска в г. Санкт-Петербург поступать в ВУЗ.  На момент окончания средней школы очень хотела стать учительницей. Возможно, это обусловлено тем, что росла в отдаленном селе, где основными представителями интеллигенции были учителя, врачи, бухгалтера и все. А мне очень хотелось походить на таких людей. Они для меня были примером. Очень горжусь тем, что моя юность прошла в историческом и культурном центре страны. А еще горжусь тем, что обучалась в легендарном Санкт-Петербургском педагогическом университете имени А.И. Герцена. Однако, на пятом курсе меня постигло разочарование.

Я проходила длительную государственную практику в одной из школ г. Якутска и поняла — «школа – не мое». Естественно учебу бросать я не стала, это было бы глупо, дойдя до финиша, но о своем профессиональном будущем всерьез задумалась. О милиции я и не помышляла, как все решила брошенная знакомой фраза во время встречи землячества. Это происходило в тот период, когда мы – без пяти минут специалисты различных ВУЗов Северной Мельпомены, готовились к защите дипломов. Темой для обсуждения стало наше будущее в республике. Мы радовались, что возвращаемся на родину, и в то же время было грустно расставаться с Санкт-Петербургом – с веселой студенческой порой. Сидели, разговаривали и вдруг Надя – студентка родом из Амги сказала, что никак не представляет меня в роли классической учительницы начальных классов: «Ирма! С твоим железным характером из тебя бы вышел идеальный милиционер. Попробуй себя в качестве ИДН», — произнесла она. «Что за идэ-эн?», — подумала я, и весь разговор на том и забылся. Вспомнила о нем, когда вернулась в Якутск и приняла для себя судьбоносное решение связать свою жизнь со службой в органах внутренних дел. Направили меня на службу в подразделение по делам несовершеннолетних в родной Среднеколымск.

— Значит, Вы начинали службу с подразделения по делам несовершеннолетних. И каковы были первые впечатления у вчерашней студентки?

— Ужасные. Я ведь родилась в хорошей, как принято называть благополучной семье: папа, мама и трое детишек. Родители у меня великие труженики, даже сейчас, находясь на пенсии, они трудятся. Я – их первенец, за мной идет сестренка на два года младше меня и брат, с которым у нас разница в семь лет. Поэтому родители требовали с меня как с взрослого члена семьи, я была ответственна за младших, за дом, пока они работают. Деревенских ребятишек вообще рано приучают к труду. В семье у нас царили лад и покой, папа с мамой растили нас в разумной любви и строгости. Начиная с детства меня, окружали: здоровая среда, хорошие друзья, забота, внимание. Во время студенчества в мегаполисе я тоже ни разу не сталкивалась с какими-то асоциальными проявлениями. Меня окружали преподаватели «герценки», друзья.  Словом, порог отдела милиции я переступила с мыслью, что все живут ровно как я, а реальность оказалась сурова. У меня до сих пор перед глазами 4-летний мальчик.

Конечно, ужасающих картин за весь стаж службы накопилось много, но именно этого мальчика я не могу забыть до сих пор. Это был мой первый обход семей. Так сказать знакомство с территорией. Я вошла в дом и увидела двухлетнего малыша, который сидел на обеденном столе, заваленном окурками, пустыми бутылками, стопками, грязной посудой. Худющий малыш обхватил ручонками какую-то грязную пустую склянку, по краям которой засохло, видимо молоко и пытался языком слизнуть какие-то остатки. Я отвезла малыша в педиатрию. Пьяные родители даже не отреагировали. С ними потом разбирались в отделе мои более опытные коллеги. Оказалось малышу не два года, а четыре. Налицо было истощение. С тех пор очень жалею детей и не приемлю родительскую безответственность в любых ее проявлениях.

— А в связи, с чем было принято решение перевестись в Мегино-Кангаласский отдел?

— В марте 2006 года я как раз находилась в Якутске во время отпуска. К тому времени вся моя близкая родня перебралась в столицу республики, и я очень скучала по ним. И как раз в этот период ко мне поступило предложение возглавить подразделение по делам несовершеннолетних в Мегино-Кангаласском районе. В общем, все как-то получилось само собой и в мае я уже оказалась в с. Майя, где тогда располагался районный отдел милиции.

Прослужила я на должности начальника ПДН до августа 2011 года. Все знают, что в том году состоялось реформирование системы ОВД, мы стали полицейскими, а отдельные службы участковых уполномоченных и подразделений по делам несовершеннолетних объединили в одну. Моя должность попала под сокращение. С тех пор я – старший участковый уполномоченный полиции.

— Ирма Никитична, под Вашим приглядом самая крупная муниципальная территория района — п. Нижний Бестях. Есть какие-либо особенности?

— На мой взгляд,каждая административная или муниципальная единица имеет свою специфику. Нижний Бестях – это сосредоточие основных магистралей республики – это федеральные автодороги «Лена» и «Колыма», железнодорожная дорога. Через нас проезжают из Магадана в Амурскую область и дальше. Также наш поселок связывает несколько значимых республиканских автодорог. В Нижнем Бестяхе развита торговая инфраструктура: весь массив товарно-материальных ценностей, прибывающих из других регионов страны, и попадающих на прилавки остальных  районов республики и в г. Якутск, проходит через нашу территорию. Поселок растет из года в год. В него устремляется все больше людей, растет поток мигрантов. Примерная численность населения 4000 человек.

У нас многонациональный поселок. Все это конечно имеет свою специфику. Достаточно много случаев, когда в территориальный отдел полиции обращаются проезжающие. Например, водители-дальнобойщики по каким-либо происшествиям. При проведении проверок в таких случаях приходиться «догонять» их: направлять соответствующие документы в другие регионы, запрашивать дополнительную информацию от них. Да много чего, что допустим не характерно для других районов нашей республики. Часто требуются переводчики, я ведь выше заметила, что у нас достаточно большой поток мигрантов. Для этих целей мы работаем с диаспорами.

Наряду с рабочей миграцией, особенно в теплый сезон, в поселок устремляется определенный контингент, ведущий асоциальный образ жизни. Их мы тоже должны держать под контролем. Бывают случаи, когда отправляем их по месту жительства – в села. А для этого надо очень тесно взаимодействовать с сельскими администрациями. Для меня не редкость, когда из какого-либо села поступают звонки от глав или специалистов администраций других сел Мегино-Кангаласского района с просьбой разыскать в поселке их жителя и отправить домой, пока он не попал в какую-либо передрягу. Ищу. Нахожу. Отправляю домой под присмотр родни.

— Вот Вы упомянули водителей-дальнобойщиков, припомните какие-либо интересные случаи про них?

— Я уважаю людей этой профессии. Очень она трудна и опасна. Относительно недавно мы раскрыли кражу документов и денег у такого вот дальнобойщика. В дежурную часть поступило телефонное сообщение от водителя-дальнобойщика, что у него пропало портмоне с деньгами и со всеми документами. Выяснилось, что мужчина хватился его возле кассы. По всему было ясно, что он выронил его, когда выпрыгивал из фуры на стоянке перед магазином. Внутри он находился недолго. Кинулся на улицу, а портмоне и след простыл. Парень чуть не плакал. Он ни сколько о деньгах жалел, сколько о документах, что находились в портмоне, а там у него были и водительские права, и талоны на ГСМ, и многое очень важное и необходимое, чтобы доехать до пункта назначения.

Пока я расспрашивала водителя, охранник с моим помощником осматривали территорию стоянки и торговый центр. Я спросила у охранника, где он был на момент пропажи кошелька. Он ответил, что находился в своем рабочем помещении. Ни на стоянке, ни в зале его не было. А водитель, уставший с дороги, и не обратил внимания на других посетителей и работников.

Камеры видеонаблюдения в магазине ничего не дали, а наружная – не  работала. Однако, нам удалось установить вора. Им оказался охранник, который увидел, как спешащий в магазин водитель, выронил портмоне. Он подобрал его.

Водитель очень обрадовался возможности продолжить свой путь, а в отношении охранника было возбуждено уголовное дело.

— Отдел МВД России по Мегино-Кангаласскому району считается одним из лучших в республике среди районного звена. Как Вы думаете, что этому способствует?

— Рабочий настрой коллектива. Руководители у нас грамотные и требовательные, а личный состав трудолюбив, надежен и дружен. У нас были хорошие показатели и тогда, когда мы ютились в плохоньком здании в с. Майя, а потом с февраля 2011 года после передислокации из Майи в Нижний Бестях в буквальном смысле «кочевали» по муниципальным объектам.

А сейчас, как говорится, грех жаловаться на условия несения службы. В декабре 2016 года, нам руководство МВД преподнесло шикарный подарок в виде новенького здания. И не просто здания, а целого комплекса с гаражными боксами, с тиром, ИВС. Сейчас практически у каждого сотрудника свой отдельный кабинет. Тир с движущимися мишенями – вообще отдельный предмет гордости, у столичных полицейских такого нет.

Комплекс продуман до мельчайших деталей, начиная от пандусов для посетителей-инвалидов, специального лифта для колясочников, заканчивая прекрасным операционным залом для предоставления государственных услуг. С этого года в отделе появилась патрульно-постовая служба. На восемь «штыков» нас стало больше. Раньше мы и мечтать о таком не могли.

— Как показывает статистика, большинство преступлений против личности, в республике совершается на почве пьянства. В основном профилактическая работа в этом направлении проводится вашей службой. Что Вас больше всего беспокоит?

— Женский алкоголизм. Сейчас у нас на профилактическом учете состоит 100 семей. В то время, когда я только начинала службу в районе, их было от силы 50. А 100 семей – это в большинстве случаев – 100 пьяных матерей. Помножьте эту цифру на количество неухоженных, брошенных на произвол судьбы детей и получите весь масштаб трагедии.

Женский алкоголизм очень сложно излечить. И когда кому-либо из них удается вырваться из этого порочного круга, я от всей души радуюсь.

Буквально перед этой поездкой в Якутск меня на улице окликнула незнакомая нарядная женщина. Я всматриваюсь в нее и не могу признать. Оказалось, что одна из моих бывших учетниц, еще с тех времен, когда я работала в ПДН. Пила «по-черному». А потом остепенилась. Но для этого пришлось с ней долгое время «воевать». «Никитична, спасибо, что не бросила меня тогда», — сказала она.

— В Нижнем Бестяхе много торговых организаций. Наряду с кражами, какие еще противоправные деяния совершаются?

— В прошлом году выявила незаконную игорную деятельность. Меня заинтересовало непонятное движение вокруг одного из зданий. О своих догадках доложила руководству. В ходе оперативных мероприятий мои подозрения, что на территории появилась незаконная игровая точка, подтвердились. Закрыли.

За столько лет службы всего и не припомнишь. На ум приходит только свежее. Недавно выявляла обналичивание фальшивой купюры. Подозреваемый подсунул фальшивую 5000 купюру кредитору. Пришел к женщине, у которой ранее занимал 1000 рублей, та на радостях, что долг возвращает без напоминаний, отсчитала ему 4000 рублей сдачи.

— Опытные участковые говорят, что между ними и их подопечными с годами возникает тесная связь.  

— Когда участковый работает долгое время на своей территории, когда хорошо знает свой контингент, общается с ним, находится в гуще их жизненных событий, вобщем, работает без формализма, то такое случается.

В 2009 году, когда я обслуживала ряд других сел района, в летнее время мне позвонили из администрации с. Табага (не путайте с пригородом). Попросили приехать и вразумить одного местного жителя. Мужик сильно запил после смерти жены, а на руках у него остались 80-летняя мать-старушка и сын-подросток. Выехала. Подопечный мой лежкой лежит на диване и охает. Сын и мать в порядке. В принципе спокойный мужик, не буян. Приехала только ради профилактической беседы за 40 километров от Майи. Не знаю, что на меня нашло, видимо какое-то чутье, но решила я его увезти в районный центр. Ведь, не хулиганил он дома, соседей не беспокоил, родных не обижал, окна не бил, просто лежит и болеет похмельем. Вобщем, погрузила я его с помощью сына в машину и привезла в районный центр. Решила, что попробую направить на лечение в наркологию. Оказалось, вовремя привезла мужика в Майю. Врачи у него обнаружили предынсультное состояние.  Оставь я его дома, стал бы 40-летний мужчина инвалидом, а то и вовсе помер бы. Вот из таких случаев и рождается упомянутая Вами  связь. Надо стараться к любому относиться по-человечески.

Был случай, когда уговаривала учетную не уезжать под Новый год в село к знакомым. Не послушалась. Результат плачевный. Вернулась она ко мне в отдел под конвоем. Напилась она в компании и ударила ножом собутыльника. А что уже поделаешь. После драки кулаками не машут. «Ээх зря, Никитична, не послушала тебя», — только и сказала.

Был случай, когда путем уговоров снимала с рук душевнобольного, да еще и находящегося под наркотическим опьянением мужчины, цепи от бензопилы. Для этого пришлось выезжать в с. Павловск. Произошло это таким образом, позвонил ко мне тамошний участковый и сказал, что выявил наркопотребителя. Я запретила коллеге входить к нему в дом в одиночку, так как знала этого человека, знала его психическое состояние, а в тот момент еще и усугубленное приемом наркотических средств. Договорились, что до нашего приезда коллега принял меры, чтобы наркоман не представлял опасность для других жителей села.

Как только приехала в Павловск, вошли в дом подозреваемого. Он и встретил нас во всеоружии. К коллегам-мужчинам изначально был настроен агрессивно, а меня он знал с давних пор. Пришлось путем уговоров подойти к нему и снять намотанную на правую руку цепь, убрать подальше ножи. В доме этого человека мы нашли запасы наркотических средств растительного происхождения. Было возбуждено уголовное дело по ст. 228 Уголовного кодекса, а обвиняемого по решению суда направили на принудительное лечение.

— Рассказывали, что Вы за рулем машины погнались за наркопотребителями по федеральной трассе.

— Я была не одна (смеется). Но за рулем находилась действительно я. Служебная автомашина закреплена за мной, поэтому управление ею я никому другому не доверяю.

В этом случае к нам позвонили жители одного из сел и сказали, что незнакомые люди на бордовом «жигуленке» собирают в лесу коноплю. С оперуполномоченными мы выехали на предполагаемую местность. И тут к нам снова поступил звонок. На этот раз сообщили, что бордовые «Жигули» выехала на федеральную трассу и двинулась в сторону Алдана. Пришлось устроить погоню. Задержали. По материалам проверки было возбуждено уголовное дело по той же статье.

— Ирма Никитична, вот зря говорите, что у Вас нет хобби. Вы же профессиональный водитель.

— Каждый участковый уполномоченный полиции должен уметь хорошо водить автомашину. Мы должны быть мобильны, иначе ничего не успеть. Когда я по просьбе руководителей провожу собеседования с кандидатами на службу, в числе приоритетных вопросов задаю о наличии водительских прав.

— Ирма Никитична, благодарю Вас за интересную беседу. Что бы вы хотели пожелать коллегам в канун юбилея службы участковых уполномоченных полиции?

— Ничуть не умаляя достоинств других служб, хочу заметить, что все начинается с работы участкового. Любое событие на вверенной территории, хорошее оно или плохое, не проходит без нашего контроля и непосредственного участия. Если брать конкретно нашу полицейскую нишу, то происшествие любого уровня, будь то семейный скандал, кража, убийство, то все они сопровождаются нами от начала до конца. Также от нас во многом зависят такие процедуры как получение разрешения на ношение и хранение оружия и многое другое. Словом, обязанностей на нас возложено более чем достаточно. Не скрою, что работа участкового, одна из наиболее сложных, трудных и, требующих полной самоотдачи. Зачастую времени не хватает на элементарное.

Поэтому, я в первую очередь хочу пожелать коллегам семейного благополучия. Желаю, чтобы родные и любимые вас во всем поддерживали и с пониманием относились к вашей нагрузке. Тогда никакая работа не страшна.

Желаю всем крепкого здоровья.

 

Альбина Ушницкая,

пресс-служба МВД по Республике Саха (Якутия).

 

Количество показов: 174
КОММЕНТАРИИ


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Репортаж недели
Мнение недели
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"
Яндекс.Метрика Индекс цитирования