Лента новостей

Я была на самом дне…

22.05.2022 08:15
- Как так случилось, что Вы там оказались?

- У меня рано умерла мама, после ее смерти меня забрала к себе тетя, и у меня начался какой-то протест, бунт. В одиннадцать – двенадцать лет я начала убегать из дому, бродяжничать, с тринадцати начала употреблять. Общалась я с ребятами намного старше меня, подростками, говорила им, что мне шестнадцать. Пропадала неделями, меня искала полиция, приводила домой, но я все равно убегала. Зимой могла даже распечатать окно и уйти из дому. Дома со мной никто не разговаривал, а в компании я была своим человеком, там меня принимали, понимали, еще и наливали. Я потихоньку скатывалась все ниже и ниже: детский дом, приют,  поменяла шесть школ, меня не раз исключали…

Юлия (имена героев изменены) – социальный работник, равный консультант, работает с алкозависимыми людьми. Она  прошла через все круги ада, пила, бродяжничала, бомжевала, попрошайничала, ее лишали материнства… Глядя на симпатичную молодую женщину со стильной ассиметричной стрижкой и изящной серьгой в одном ухе, никто бы сейчас не заподозрил о ее таком прошлом.

- Тетя пыталась Вам помочь?

- Я, конечно, тетю не виню, она, как могла, пыталась воспитывать меня, но сейчас мне кажется, что мне не хватало тепла. В шестнадцать лет тетя отвела меня в больницу, меня закодировали (в общей сложности кодировалась я пять раз), тетя водила меня к шаманам, пробовали гипнотизировать. Ничего не помогло, я еще подсела на биотоники. Мне  исполнилось к тому времени семнадцать, я общалась со взрослыми людьми, были среди них и отсидевши, но я не испытывала страха. Дошло до того, что однажды мне отказали ноги, три месяца я пролежала в больнице, с инвалидной коляски перешла на костыли, потом ходила с тростью. Тетя надеялась, что хотя бы это на меня повлияет, что я одумаюсь. Мне действительно было страшно, но через некоторое время я вернулась к старому. В восемнадцать лет тетя от меня открестилась, и я оказалась на улице.

- Как потом сложилась Ваша жизнь?

- Все катилось по накатанной колее. В девятнадцать лет мне встретился человек, которого я, как мне тогда казалось, полюбила. Он несколько раз отбывал наказание, был старше меня. Мы начали жить вместе, через год я родила дочь. Он не работал, мы вместе пили, он постоянно бил меня, вскоре его в очередной раз посадили. Я
его ждала четыре года, когда он освободился, мы продолжили жить вместе, так же пили, я родила вторую дочь. Скоро нас ограничили в правах, детей в очередной раз забрали, а меня отправили на реабилитацию в наркодиспансер.

- Это была Ваша первая реабилитация?

- Да, я пробыла здесь три месяца. Просто отбывала положенный срок реабилитации, автоматически выполняла все требования, считала дни, когда она закончится, чтобы только получить справку, что прошла реабилитацию. Выписалась, подала в суд на восстановление материнства, мне, конечно, отказали, и правильно сделали…

- Что-то изменилось тогда в Вашем сознании, в образе жизни?

- В жизни моей ничего не изменилось, продержалась, наверное, месяц и потом почти год пила, не просыхая. Я пила уже одна, чтобы ни с кем не делиться, кое-как набрав шестьдесят рублей, покупала какой-то суррогат, заходила под дом и там его, даже не разбавляя, выпивала. Но однажды, когда я, уже законченный бомж, сидела у магазина с протянутой рукой, что-то во мне повернулось, мне стало так паршиво от самой себя. Хотелось умереть, но не умиралось, накладывала несколько раз на себя руки, но бог не давал мне умереть, он как будто испытывал меня. Кончилось тем, что я попала в реанимацию, меня откачали и направили в наркологию. Тогда я чуть не умерла, вот когда я испугалась по-настоящему, поняла, что хочу жить. К этому времени от меня все отвернулись, у меня не было ни друзей, ни родных, я осталась одна, мне не к кому было обратиться за помощью. Видимо, в такой вот момент, когда ты находишься одна, между жизнью и смертью, происходит в тебе какой-то процесс, у меня как будто открылось второе дыхание. Из стационара меня снова направили сюда.

- Что Вы чувствовали, снова попав в отделение реабилитации?

- Мне было очень стыдно, я же выписывалась отсюда, уверенная, что помощь врачей мне не нужна. Но в этот раз я уже чувствовала, что реабилитация мне нужна, что нужно попробовать понять программу «12 шагов» и  решила изучить ее. «Помогает же она другим, - думала я, - а вдруг и мне поможет…». Со мной индивидуально работала психолог, она пыталась снять мои зажимы, мое напряжение, применяла разные методики, мне давали высказаться, выплакаться, я доверилась психологу, и это помогло. Прошло, наверное, месяца три, когда я начала осознанную работу над собой. У меня было много вопросов, и мне терпеливо помогали найти на них ответы. Прошло еще три месяца, я начала понемногу готовиться к новой жизни. «Смогу - не смогу?» - думала я, но очень хотела попробовать жить по-новому. Я очень благодарна отделению реабилитации наркодиспансера, что здесь меня поняли, поддержали, помогли найти себя и свою судьбу.

- После реабилитации Вам удалось устроиться на работу?

- Да, я забыла сказать, что при помощи тети отучилась в медколледже на медсестру, получила сертификат, и он мне пригодился в моей новой жизни. Совершенно случайно я устроилась на работу в январе 2020 в стационар наркодиспансера. Просто зашла и спросила, есть ли у них работа. Меня проводили к заведующей, мы поговорили, и она сразу приняла меня. Бог снова помог мне. На другой день я уже вышла на работу.  Работалось легко. Я несколько раз получала в этом стационаре лечение, поэтому поведение пациенток с зависимостью было мне понятно, я чувствовала, что они чувствуют, могла просчитать их поступки и мысли, но ничего им не советовала, просто выполняла свою работу, я вдруг почувствовала себя нужной кому-то. В июне прошлого года вышла из отпуска женщина, которую я заменяла, и мне предложили работу в отделении реабилитации, где я и работаю сейчас. Я – социальный работник, равный консультант. Равный консультант – это человек, который сам был алкоголиком или наркоманом, прошел курс программы «12 шагов», принял ее и решил помогать тем, кто хочет излечиться от алкоголизма. Моя задача помогать женщинам, я просто делюсь с ними тем, что пережила сама, работаю с ними по программе, читаю лекции, консультирую. У меня сейчас уже много учениц, тем, кто вернулся в социум, конечно, тяжело, они мне пишут, делятся своими переживаниями и  сомнениями, советуются, как поступить в той или иной ситуации, потом благодарят.

- Вы не только работу, а даже любовь здесь нашли…

- Да, здесь я вышла замуж, он тоже социальный работник, равный консультант. Мне очень повезло, Михаил оказался умным и очень мудрым человеком, я думаю, мне его опять же послал бог. Другой человек меня с моим импульсивным характером не выдержал бы. Мы поженились, купили квартиру, и оба работаем здесь. Он старше меня, когда я проходила реабилитацию, он уже был социальным работником и всячески поддерживал меня. Я очень ему за все благодарна. У нас все складывалось, как в кино, я даже не знала, что так бывает... В 2020 году мне вернули детей, и теперь мы все вместе.

- Как складываются отношения с дочерьми?

-У моей старшей дочери сейчас переходный возраст. Я вижу в ней себя. В школе у нас бывают проблемы, но мы пытаемся решать их вместе, советуемся, договариваемся.

- Что Вы советуете тем, кто после реабилитации возвращается к трезвой жизни, можно представить себе, как им тяжело в первое время…

- Я считаю, что тем, кто смог справиться с зависимостью и хочет начать жить новой жизнью, в первое время нужна занятость, чтобы человек не оставался наедине с собой, чтобы все время был занят. Это очень важно.


Зоя ИГНАТЬЕВА.

Количество показов: 49
Подписаться на новости

Получайте самые свежие и актуальные новости от SakhaTime!

Управление рассылками

КОММЕНТАРИИ


Комментировать
Возврат к списку
Молния
Мнение недели
Подписаться на новости

Получайте самые свежие и актуальные новости от SakhaTime!

Управление рассылками

Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"
Яндекс.Метрика