Евгения Михайлова: Когда я училась на 3 курсе, умер отец. И я пошла мыть полы в Доме союзов.

04.11.2019 13:34
Первый ректор Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова Евгения Михайлова вспоминает, как все начиналось, рассказывает, какими достижениями за эти годы она гордится больше всего, и делится воспоминаниями о своем студенчестве.

-Можете ли Вы вспомнить свой первый рабочий день в статусе ректора СВФУ?

-Это было в начале июня 2010 года. Неправильно будет сказать, что в тот день я пришла в СВФУ в первый раз — я и раньше бывала, разумеется, готовили учредительные документы.

Первый день, 9 июня, помню, был насыщенный, хлопотный. Помню первое совещание, которое я назначила через 2 недели. Мы собрали актив университета, около 600 человек. Как раз шли экзамены, а еще нам пора было готовиться к приемной кампании. Встречу я начала с небольшого вступительного слова, где сообщила, что у нас будет большая встреча в последние дни августа. Сейчас у нас сложилась традиция встречаться перед началом учебного года, ставим новые задачи, анализируем.

На первом совещании я активу говорю: «За эти две недели я заметила отсутствие двух вещей: первое — отсутствие компьютеров, а второе — отсутствие туалетной бумаги». Меня поразило, что актив засмеялся. Я успела подумать, что уважаемые члены актива университета думают, что я пришла заниматься вопросами только лишь компьютеризации и обеспечения туалетной бумагой. Спрашиваю: «А что вы смеетесь? Над собой смеемся?». И говорю: «Ведь первое означает отсутствие технологий, а второе — культуры. Вот этими серьезными делами и займемся».

Не знаю, кто и что мыслил по поводу прихода на должность ректора человека «со стороны», пусть даже бывшего министра, который хорошо относился к своему родному университету. И я не ручаюсь, что все члены актива знали, что до этого я восемь лет была общественным попечителем университета — это была идея Михаила Ефимовича Николаева, президента республики. Считала своим долгом помочь университету в вопросах финансирования бюджета, грантов, обеспечения жилья, награждения достойных и др.

Перед началом учебного года я познакомилась с сотрудниками отделов и управлений, затем, когда начался учебный год, посетила все институты и факультеты. Мне хотелось знать, что люди говорят, чего им хочется. Я же рассказывала о целях и задачах реформирования высшего образования, программе развития университета, разработке нового ФЗ об образовании, новых управленческих решениях и т.д.

-Какими достижениями за эти годы Вы гордитесь?

-Мне всегда приятно говорить, что за эти годы у нас улучшилась качественная составляющая студентов. Показатель, который это доказывает: в 2010 году средний балл ЕГЭ по одному предмету среди поступивших был где-то 53, а в 2018-м — более 64. Соответственно, тяга к знаниям у таких студентов более высокая, и работать с ними гораздо интереснее.

Второе достижение — созданные условия для преподавателей и студентов, чтобы работали и учились творчески. Условия — это не только помещения, это современный парк научного и учебного оборудования, симуляционно-тренинговые центры, учебно-научные полигоны, это выделенное время и ресурсы для саморазвития, обучения, благоприятный климат в коллективе и материальная поддержка.

У меня были такие ситуации — мне от них и сейчас очень грустно — когда ко мне приходил преподаватель, показывал пожелтевшие листочки и говорил: «Я по ним 40 лет работаю, у меня среди выпускников есть генеральные директора, президенты компаний, а вы нас заставляете овладевать новыми технологиями». А когда я спрашивала, где товарищ в последний раз был на производстве и какие там технологии применяются, в лучшем случае отвечали, что года 2-3 назад. Я уточнялась о месте нахождения предприятия или названия, путались в названиях даже. Сегодня уже никто не спорит с тем, что преподаватели должны знать больше и глубже, чем специалисты тех или иных отраслей, разбираться в новых технологиях, уметь подсказывать, как сделать лучше.

Очень важным для нас проектом было инвестирование в научно-педагогических работников. 100% преподавателей были обучены и переобучены, кто-то получил дополнительное профессиональное образование. Мы специально создали институт непрерывного дополнительного профессионального образования — не только для наших сотрудников, но и для обучения других специалистов республики и всего Дальнего Востока. Университет оплачивал стоимость обучения иностранным языкам преподавателей и студентов, ведь со временем знание английского языка как языка науки должно стать повсеместным. Что мне нравится в образовательном процессе? То, что преподаватели работают не просто учителями, а становятся наставниками интерактивного обучения.

Третьим достижением я считаю то, что мы научились участвовать в серьезных мероприятиях, например, Всероссийских студенческих олимпиадах и профессиональных конкурсах. Это ведь один из серьезных критериев.

Первая встреча со студентами у меня была с активом ППОС. Говорили с ними обо всем: о размере стипендии, об общежитиях, об охране студгородка, о стоимости блюд в столовых… Вопросов было много, но студентов интересовали только социальные вопросы. А про качество преподавания, лекций, уровень знаний у студентов вопросов не было. И когда я спросила, участвует ли кто-нибудь во Всероссийских олимпиадах, профессиональных конкурсах, студенты смущенно умолкали или говорили, что в университете таких возможностей нет.

Сейчас мы очень радуемся, что у наших студентов такие серьезные достижения на этом поприще. Помню, как я года три уговаривала Пальмиру Георгиевну Петрову принять участие в Дальневосточной олимпиаде по хирургии. Наконец, команда медицинского института выехала. И они в итоге из 11 номинаций привезли в Якутск 6 золотых медалей, 4 серебряных и одну бронзовую. Примерно через полгода я встречаю в Хабаровске ректора Дальневосточного государственного медицинского университета Владимира Петровича Молочного, который три года подряд звал наших принять участие в олимпиаде. И тут он говорит: «Евгения Исаевна, ну ваши молодцы! Я даже пожалел, что позвал их, чуть наших не порвали!» В общем, я могу много рассказывать про наших студентов, достижений у нас действительно много. А кто подвел студентов к достижениям? Конечно, преподаватели, сотрудники.

-Сталкивались ли Вы со страхом неудачи в таком глобальном проекте — развитие федерального университета?

-Страха у меня не было, зато было недоумение. Я об этом редко говорю, а для широкой общественности вообще ни разу не говорила, но со стороны университета было некоторое сопротивление. Тогдашний ректор Анатолий Николаевич Алексеев откровенно говорил: «Мы не потянем ни уровень федерального университета, ни национально-исследовательского университета». А я говорила о том, что нам нужно собраться, проанализировать, что мы можем, умеем, и чего можем достигнуть. И тогда я попросила, чтобы университет сам написал, чего планируется достигнуть в течение пяти лет. План был — в 2015 году университет войдет в ТОП-300 российских вузов и займет 220 место.

Сегодня университет входит в ТОП-40 российских вузов и занимает 31 место в национальном рейтинге. А по многим показателям, например, научной продуктивности, серьезности научных исследований мы входим в ТОП-10 вузов страны. Например, по медицинским направлениям мы на шестом месте в России. Надо понимать, что мы не на пустом месте начинали, опыт и практика у специалистов приобретается годами. А дополнительные знания, современное оборудование, новые технологии — вот новые эффективные помощники.

-За годы работы Вы не раз сталкивались с «хейтерами». Как считаете, как правильно относиться к критике в интернете?

-Критика не может быть анонимной, во-первых. Во-вторых, Вы удивитесь, но у меня самооценка повышается. Мне некоторые говорят: «Про вас в соцсетях пишут, что вы „железная“, никого не любите, не уважаете». Но я-то про себя знаю, что я не такая. Людям не запретишь сидеть в интернете и выражать свое недовольство в той форме, что им угодна.

О том, что в университете «все плохо», пишут, возможно, те, кто по какой-то причине не смог учиться в СВФУ. Потому что 64 балла по одному предмету в среднем по минимуму может быть не у всех.

Отвечать на анонимные оскорбления? Зачем? Оскорбляя, при этом скрываясь, аноним уже признал превосходство того, кого пытался обидеть.

Иногда ко мне приходят преподаватели, жалуются, что про них в интернете написали что-то неприятное. А я говорю, что такое вообще не стоит читать. Может, те, кто эти гадости пишет, завидуют вам, говорю, а может, от неразделенной любви душу изливают? Я знаю такие примеры.

Сама часто пользуюсь интернетом, радуюсь такой возможности мгновенной связи. Читаю новости, которые касаются республики, университета, а также интересуюсь новостями министерства образования и науки и правительства страны. Еще мне нравится читать о научных открытиях. А сидеть в соцсетях… Во-первых, для этого нужно время. Во-вторых, зачем тратить свое время на тех, кто трусливо, исподтишка гадит? Ничто не проходит даром в этом мире, говорили мои бабушки. Некоторые не понимают сути интернета, относятся к нему, как к общественному туалету, на стенах которого чего только не пишут. И кто-нибудь помнит, что там написано?

«Хейтеров» остается только пожалеть, чем больше в них ненависти, тем хуже для них самих.

-Давайте поговорим о вашем студенчестве. Интересно, а какой Вы были студенткой?

-Думаю, что нормальной, мне нравилось учиться, придумывать и проводить различные мероприятия. Я и сейчас хорошо общаюсь с однокурсниками и одноклассниками. Один мой однокурсник, народный писатель Николай Алексеевич Лугинов, недавно сказал: «Ты, Женя, всегда замечала, когда я опаздывал на пары!». А я же была председателем учебной комиссии. У тех студентов, которые опаздывали, были проблемы с учебой. И я по просьбе декана следила за тем, чтобы все студенты вовремя приходили на занятия к 8 часам. Иногда даже бежала в общежитие поднимать ребят. И все это делалось не для того, чтобы хороший отчет показать, а чтобы Коля Лугинов не опоздал на занятия, чтобы стипендию получал! А он, оказывается, воспринимал это так, будто я его контролировала. Ну, может, пошутил через полвека.

Не скажу, что я была сильно уж активной. Университет я окончила секретарем комсомольской организации курса математиков и физиков.

На первом курсе меня вызвала в комитет комсомола Катя Никитина, сейчас она Екатерина Семеновна Никитина, профессор, заведующий кафедры алгебры и геометрии в институте математики и информатики. И говорит: «Комитет решил, что ты будешь секретарем курса!». А я: «Почему я? У меня строгий выговор с занесением в личное дело комсомольца».

Я училась в средней школе №2 города Якутска, в конце 9 класса была избрана секретарем комсомольской организации школы. На одной из профориентационных встреч в ПТУ №1 я рассказывала про художника В. Васнецова, автора картины «Три богатыря», которую он писал почти 20 лет, и тут —шум! Говорят, что драка. Я, конечно, все бросила и выбежала на улицу. Оказалось, что пятеро моих одноклассников пришли за мной, хотя я не просила, их дежурные не пустили, тогда они, к сожалению, подрались и побили восьмерых. Тогда те вызвали ребят из общежития. Слава Богу, никто из тех, кто участвовал в той драке, в колонию отправлен не был, мне пришлось выступать адвокатом, помогать следствию и т.п. Мне на бюро Якутского горкома ВЛКСМ дали строгий выговор с занесением в личное дело. И с ним я поступила в университет.

На конференции я внесла предложение, чтоб секретарем избрали Юрия Тарасова, позже он стал ректором Института управления при президенте РС(Я). Через некоторое время меня избрали секретарем. Екатерина Никитина сказала мне тогда, что выговор не справедливый: «Не ты же дралась».

Когда я училась на 3 курсе, умер отец. И я пошла мыть полы в Доме союзов. Я получала повышенную стипендию, но нужно было помогать маме поднимать младших. Приходила туда с двумя младшими братьями и подругой. Зарплата у меня была такая же, как и стипендия — ровно 64 рубля. А у других была стипендия 49 рублей. Потом меня директор школы №29 позвал работать учителем — я проработала там полтора года и одновременно очно училась в ЯГУ.

Всегда с большим удовольствием вспоминаю студенческие годы, несмотря на некоторые негативные моменты. Например, однажды на пятом курсе нас отправили копать картошку в Амгинском районе. И на обратном пути мы перевернулись на грузовой машине!

Хорошо, что мы с ребятами натянули тент. Водитель был подвыпивший, и я всю дорогу следила, чтобы он не уснул, время от времени стучала в кабинку. И вот примерно в 18 километрах от Нижнего Бестяха я увлеклась рассказом своей подруги и… нас как шатнет в разные стороны, потом машина вообще перевернулась! Никто сильно не пострадал. Мы все выкарабкались, часть ребят я отправила за милицией в Нижний Бестях, а сама стала вытаскивать рюкзаки — мы как раз получили зарплату, и ребята накупили подарки — кто хрустальные вазы, кто бутылку «Каберне». Ничего не разбилось. Но самое страшное произошло позже — как только я вытащила последний рюкзак, плахи, державшие тент, рухнули!

-А если бы Вы были студенткой СВФУ, чем бы занимались? На какие кружки бы записались?

-Конечно, любимой математикой! Я бы выбрала кружки, которые касаются алгебры и геометрии. И математическое моделирование. Спортивные секции я бы тоже посещала — однокурсники даже вспоминают, что я всегда таскала с собой коньки. Потому что после занятий я час-два каталась с подружками на Теплом озере, ездили в «Динамо», играли в хоккей, например.

Я же даже собиралась поступать в аспирантуру. И тут меня попросили выступить перед однокурсниками на конференции выпускников. И во время выступления меня осенило: раз я призываю ребят поехать на север, то сама должна отправиться туда в первую очередь. Мне потом ребята сказали, что я очень хорошо начала выступать, а потом у меня искривилось лицо — это как раз был момент осознания, я была близка к слезам. И я поехала в Булунский район. Благодаря Тикси я познакомилась со многими хорошими людьми, например, Артуром Чилингаровым, Алексеем Томтосовым, Николаем Андросовым, Борисом Дементьевым, Владимиром Членовым, Валентиной Будугаевой, Валентиной Корякиной, Светланой Федосеевой и др.

-Мы так много сегодня говорим о молодежи, о студенчестве, скажите, пожалуйста, какие качества в современных молодых людях Вам нравятся? Чему нам нужно у них поучиться?

-Я иногда нашим сотрудникам в возрасте говорю, что мы должны учиться у молодежи справедливости и объективности. Это черта молодых. А еще — восторженности, желанию постоянно учиться чему-то новому. Вот моя дочь, которая окончила бакалавриат в СВФУ и магистратуру в МГУ, говорит: «У нас в СВФУ все хорошо, есть современное оборудование, хорошие кабинеты. Но преподаватели СВФУ иногда на вопрос студента отвечают вопросом. А преподаватели МГУ отвечают на вопрос ответом». Я, например, даже не догадывалась об этом.

-Что Вы пожелаете родному университету на следующие десять лет?

-Конечно же, процветания. А для этого надо, чтобы коллектив, который сегодня сформировался, не останавливался на достигнутом. Потому что молодые люди растут, запросов становятся больше, и их требованиям нужно соответствовать. Мне очень нравится, когда, например, первокурсники говорят: «Мы бы хотели, чтобы преподаватели языков говорили, как носители!». Хорошо, что в школе прививают такие навыки. Хорошо, что есть такие студенты, и мы должны этому соответствовать. Компьютер никогда не заменит учителя, но учителя, который не умеет работать на компьютере, заменит тот, который умеет.

 

«Наш университет».

Количество показов: 975
Сайт источника:  http://nu.s-vfu.ru/interview/kogda-ya-nachinala-rabotat-straha-u-menya-ne-byilo-zato-byilo-nedoumenie/
КОММЕНТАРИИ


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Мини-опрос
  1. Считаете ли "шамана" Александра Габышева вменяемым?
    1. Это психически нездоровый человек! - 14 (48.28%)
       
    2. Он нормальный! - 9 (31.03%)
       
    3. Он - жертва политических интриг! - 3 (10.34%)
       
    4. Мне все равно на него! - 2 (6.90%)
       
    5. Он - шут! - 1 (3.45%)
       
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"
Яндекс.Метрика Индекс цитирования Top.Mail.Ru