Ушел в лес и не вернулся. Пропавшего в сентябре ягодника до сих пор не нашли

20.10.2020 23:11
11 сентября в Ленском районе житель села Батамай отправился в лес, находящийся сразу за селом, и пропал. Найти его не могут до сих пор.

Как сообщается на сайте Ulus.media со ссылкой на газету «Ленский вестник», заявление о пропаже Молоткова Леонида Иннокентьевича, 1955 года рождения, поступило в тот же вечер, 11 сентября. 

Поисковые работы силами родственников и односельчан начались в 20 часов 11 сентября. Служба спасателей и сотрудники полиции прибыли в Батамай 12 сентября. 

В первые дни силами сельской администрации, службой спасения, сотрудниками внутренних органов были организованы поиски с привлечением волонтерских групп различных организаций и предприятий; также добровольцев отправляли и главы соседних поселений. Поисковые группы численностью по 50 человек прочесывали лес возле Батамая. 

В силу возраста и различных заболеваний, как считают организаторы поисков, Леонид Иннокентьевич не должен был уйти далеко. Тем не менее территория поисков охватила и отдаленные участки леса вдоль трассы. Сотрудники полиции вызвали из Якутска кинолога с собакой. Однако никаких следов, вещей пропавшего или его одежды обнаружено не было.

Леонид Молотков — уроженец Батамая и всю жизнь прожил в родном селе, у него большая семья — шесть дочерей. Кроме старшей, все живут в городе, а на выходные собираются в родительском доме. Так и в тот трагический день ничто не предвещало беды. Леонид Иннокентьевич, как обычно, утром отправился за ягодой и к 5-6 часам вечера должен был вернуться, ждать дочку из города. Как всегда, не взял с собой ни еды, ни воды, ни лекарств. 

К своим 65 годам он перенес два инсульта, операцию на сердце, также у него повышенный уровень сахара в крови. Но прогулки в лесу были для него лучшим лекарством. 

Елена Корнилова, дочь: 

— Я живу в городе, сюда приезжаю на выходные. 11 сентября мы также должны были приехать — копать картошку. В этот день папа, как обычно, ушел в лес. В те дни, когда мы приезжали, он всегда возвращался к 5-6 часам вечера. Но когда мы приехали, ко мне подбежала старшая сестра с племянницей и сказала, что папа до сих пор не вернулся. 

Мы сразу все сели по машинам и поехали по его пути, где он всегда ходит, вдоль горельника — в сторону реки к Дабану. Подключились сразу все деревенские жители, мужчины, кто-то с собаками, с фонариками (уже было очень темно). 

Мы бегали, кричали, но все безрезультатно. И на следующий день также искали до полуночи с 6 утра. В субботу приехала служба спасателей — Александр Саморцев и Денис Петухов, под их руководством снова пошли искать. 

В полицию я позвонила сразу в пятницу, 11 сентября. Полицейские приехали в субботу днем: следователь, участковый и дознаватель. Они сфотографировали окна, двери — не взломаны ли они; спросили, не ругались ли мы. Я понимаю, что это их обычная работа, но мы объяснили, что он ушел в лес. Проверяли всё. Приезжали они три раза, часам к 12, в 6 вечера уже уезжали, видимо, у них такой рабочий день. Когда мы им звонили, они говорили, что ищут. Я звонила и в МЧС два раза, там отвечали, что поисками людей не занимаются, только пожарами. Помогали нам только добровольцы, даже из Ленска люди отзывались и приезжали. 

С вертолетом сейчас людей не ищут. Но Александр Саморцев сам на своем параплане летал, но сосны раскидистые — видимость плохая. 20 сентября приезжал кинолог из Якутска с собакой, но тоже бесполезно — он ходил очень далеко, каждый день отмечал на карте те места, где был. Я видела эту карту, он большой масштаб охватил.

Сейчас ищем только мы, родственники. Подключаются к нам и неравнодушные люди, которые сочувствуют нашему горю. Уже надежда потихоньку угасает, но мы верим, что отца найдем. Вроде трасса оживленная, но никто ничего не видел. Один человек только мне позвонил (он ехал из Нюи) и сказал, что видел в районе 40-43-го километра похожего по описанию человека. И все. Нигде нет никаких следов, на трассе тоже. Если бы его сбили, все равно же осталась бы кровь, следы расколотого ведерка, машины — ну хоть что-то. 

Свою собаку, к сожалению, папа никогда не брал с собой (у нас лабрадор), он боялся, что тот потеряется — за собаку боялся, не за себя. Не знаем, что уже предполагать, в голове столько версий… Все время кажется, что отец вот-вот зайдет в дом... а его все нет… Это очень тяжело, не дай бог такое испытать кому-то, отец всегда был рядом с нами. Всегда говорил: хорошо, что у меня одни девчонки, а не пацаны, — рассказала Елена. 

Как сообщила вторая сестра, тайгу их отец знал хорошо. Он вырос в Батамае и в лес ходил с детства. Если была возможность, кто-то из родных ходил с ним вместе, но в основном один. Конечно, в силу возраста у него уже были заболевания. Каждый день ему необходимо пить лекарства, в лес же Леонид Иннокентьевич ничего с собой не брал, даже воду. Только ведерко, совок для сбора ягод и нож — на случай, если попадутся грибы. 

— Он всегда говорил, что движение — это жизнь, и такая разминка давала ему силы. Он человек старой закалки, поэтому без дела вообще сидеть не мог. Почти каждый день ходил в лес и в тот день должен был вернуться так же в 5-6 часов. 

Елена считает, что здесь два варианта: либо это какой-то криминал, либо потеря памяти. Просто так человек, знающий тайгу практически с пеленок, заблудиться не мог. К тому же в этой местности много опознавательных знаков: это газо- и нефтетруба, надписи, трасса, лесные дороги, зимовья односельчан. Поисковая группа находила даже оставленную на берегу палатку, в которой можно было бы укрыться от дождя. 

— Мы надеемся, может, человек память потерял, кто-то подобрал, привезет. В лесу мы находили чужие вещи, три ножа нашли, а его — никаких: ни кепку, ни нож, ни совок, ни ведерко. Даже если бы он повстречал медведя, хоть что-то осталось бы — хоть какой-то след, но человек исчез абсолютно бесследно, — рассказал зять Гадже Абдулаев. 

Пропажа человека взволновала общественность города. Многие откликались на просьбу принять участие в поисках, сочувствуя горю родственников.

Среди добровольцев были не только друзья и знакомые, но и посторонние люди. Два спасателя и близкие Леонида Иннокентьевича не теряют веры и продолжают поиски, хотя надежды остается все меньше и меньше. Со слезами на глазах и болью в сердце уже с первым снегом люди снова выходят на поиски в лес в районе села Батамай.

Количество показов: 32
КОММЕНТАРИИ


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Мини-опрос
Эксклюзив
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"