«ЦАРЬ-БАТЮШКА» НОВОГО ФОРМАТА. Прямая линия с Путиным как неотьемлемая часть нашей жизни

21.06.2019 13:45
Обычная критика после таких мероприятий, как прямая линия с Президентом России, это «ручное управление» и отсутствие системности. Мол, ничего не меняется веками – люди ищут правды у «царя-батюшки», а тот всегда готов потрафить «простому человечку», снизойти до его бед, решить любые проблемы, в отличие от плохих «бояр». Что, конечно, архаично и малоэффективно.

Думаю, и на предыдущих прямых линиях (их всего было 17), и на вчерашней подобная критика опровергалась. К примеру, телеведущий спрашивает Владимира Владимировича: за многие вопросы отвечают чиновники на местах, и вам не обидно, что спрашивают с вас?

На что Путин отвечает: «Это не может быть обидно – это моя работа. Если что-то не происходит, в этом есть и часть моей вины. Но я не собираюсь закрывать глаза на то, что должно быть сделано на уровне министерств, ведомств и в регионах, и коллеги должны отвечать за комплекс вопросов, который входит в их прямую компетенцию».

Спросили Президента и то, почему он решает частные, мелкие вопросы. На что он ответил: «Если они касаются судеб конкретных людей, то я не считаю их мелкими».

Вот, собственно, и вырисовывается основная характеристика подобных бесед с первым лицом страны: это как задушевная встреча первого лица с простыми людьми с элементами управления страны «в ручном режиме». Причем не по старинке, а в динамичном современном формате.

 

ИНТЕРЕСНЫЕ МОМЕНТЫ ПРЯМОЙ ЛИНИИ С ПУТИНЫМ

 

Перед организаторами и главным героем ставятся несколько основных задач: придать разговору динамичность, искренность, деловитость.

Задушевность. Путин время от времени пишет ручкой. Это придает уверенности людям в том, что Президент ничего не упустит из виду. Еще во время прямых линий появляются вопросы, как правило, от детей «доброму дяде Вове», и он выполняет желания, как добрый волшебник.

Данная прямая линия – хорошо срежиссированное действие. Его более четырех часов можно смотреть без отрыва от экрана. Динамичность как обычно придают сюжеты с мест, вопросы из студии, вопросы в прямом эфире. Но на этот раз перед Путиным был экран, откуда он время от времени брал вопросы и отвечал на них. Есть также «лирично-патриотические» отступления, например, сюжет из Дагестана, где бывшие ополченцы просят приравнять их к ветеранам боевых действий. Они напоминают Президенту, что во время чеченской войны в походных условиях ему предложили поднять бокал, на что тот ответил: еще не время. Дагестанцы предлагают поднять бокал сейчас, на что Путин говорит, что рад это сделать непосредственно с ними. Такие человеческие истории – важная часть общения с народом. Помню, во время первой предвыборной кампании использовалась похожая человечная история о том, как, будучи сотрудником госбезопасности в Восточной Германии, Путин в одиночку преградил путь толпе пьяных молодых людей, которые пытались ворваться на территорию здания КГБ. При этом он говорил примерно следующее: я офицер, готов стоять здесь до конца.

 

ДВА ИЗВЕЧНЫХ РУССКИХ ВОПРОСА

 

Естественно, что беседы, подобные прямым линиям, - неотъемлемая часть жизни России, если хотите, неотъемлемая часть русской души. И вот почему: в ходе разговора Президент отвечает (пытается ответить) на два извечных русских вопроса: «что делать?» и «кто виноват?»

После стагнации в экономике 2014-2017 годов естественным был вопрос об экономическом развитии. Каких-либо ясных, научно приглаженных тезисов Путин не назвал. Но показал, что правительство знает, как действовать дальше. Назову те выкладки, которые запомнил. Президент дал понять, что у нас такой же смешанный тип экономики, как у динамично развивающихся Китая и Индии (хотя непонятно это сравнение, ведь темпы роста экономики у названных стран в разы выше, чем в России).

Еще Путин сказал о том, что у страны нет долга, а золото-валютные резервы растут и достигли значительной величины.

Ну и о перспективе: благосостояние граждан будет постоянно расти, и главная задача – сделать это за счет роста производительности труда. Это должно быть достигнуто за счет реализации нацпроектов. Иначе говоря, если нацпроекты «выстрелят», то у людей появится более сильная мотивация работать лучше и больше.

Кто виноват? Как выше сказано, могут быть виноваты все, в том числе сам Президент. Те, кто еще плохо работает. Это вполне в русле российского самопокаяния.

Ну и, конечно, виноваты санкции, Трамп. В вопросах внешней политики, особенно Украины, проявляется твердость.

 

«ДВОЯКИЕ» ОТВЕТЫ

 

Интересно наблюдать за тем, как Владимир Владимирович отвечает на прямые вопросы как бы утвердительно, но в то же время двояко. Назову несколько примеров.

Это, конечно, ответ на вопрос о Ленском мосте. Его можно трактовать по-разному.

На острый вопрос о коррупции с примером 9 млрд полковника Захарченко, о том, что он не мог действовать в одиночку, Президент отвечает пространно. В конце заявляя, что число коррупционных преступлений сокращается. При этом непонятна причина сокращения – меньше стали раскрывать, или меньше стали воровать.

Правозащитник сказал о том, что все больше предпринимателей сидят в СИЗО и теряют свой бизнес; хорошо бы отпускать их под залог. На что Путин отвечает примерно следующее: да, практику залога можно использовать шире, но они бегут, потом их выдают из зарубежных стран в очень редких случаях. И тут же начинает говорить о том, что одна из главных проблем – бесконечное содержание под стражей. И добавил: «До конца ноября – начала декабря Генпрокуратура и Верховный суд должны внести свои предложения по мерам пресечения при экономических преступлениях». Вот и получается: радоваться или нет предпринимателям – большой вопрос.

Хотя соглашусь с тем, что некоторые вопросы уже подразумевают двоякие ответы. Взять наш мост через Лену. Сколько наши «хитрецы» из правительства республики не напридумывали обоснований экономической целесообразности мостового перехода, однако в Москве тоже не простаки работают – они видят, что «окупаемость не просматривается совершенно».

Но были и такие ответы, от которых откровенно хочется развести руками. Например, вопрос о большом расхождении в зарплатах сотрудников и руководителей. Путин отвечает, что вопрос надо решать, но тут же говорить, что на топ-менеджерах - все-таки большая мера ответственности.

Или проблема дороговизны авиаперелетов. Путин сам говорит, что одна из основных причин в этом – высокая цена авиакеросина. В последние годы нефтепереработчикам предоставлен ряд существенных преференций. Но, оказывается, они касаются только моторных топлив, а авиатоплива не касаются. В результате рост авиатарифов составил почти 10 процентов. Президент обнадеживает: это упущение должно быть немедленно исправлено! Однако в преференции для нефтепереработчиков верится слабо, ведь в Якутии цена растет и на простой бензин, и на дизельное топливо, причем по несколько раз год! Если в этом виноваты наши местные власти, то почему не вмешается вездесущая рука Кремля?!

Ну и, конечно, история с водопроводом в 20 км от столицы Тюменской области весьма слабовата. Это не тот вопрос, когда губернатору или мэру можно сделать нагоняй или вообще снять с поста к чертовой матери. Может быть, таким образом нам хотели показать, что жизнь в России налаживается?

 

Игорь САВВИНОВ,

специально для В Якутии.ру.

Количество показов: 439
Сайт источника:  http://www.v-yakutia.ru/?id=44466
КОММЕНТАРИИ


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Возврат к списку
Лента новостей
Мини-опрос
  1. Считаете ли "шамана" Александра Габышева вменяемым?
    1. Это психически нездоровый человек! - 14 (48.28%)
       
    2. Он нормальный! - 9 (31.03%)
       
    3. Он - жертва политических интриг! - 3 (10.34%)
       
    4. Мне все равно на него! - 2 (6.90%)
       
    5. Он - шут! - 1 (3.45%)
       
Сайт работает на системе: "1С-Битрикс: Управление сайтом"
Разработка: Компания "Инфомастер"
Яндекс.Метрика Индекс цитирования Top.Mail.Ru